Кастаньеты
 

В обычном типовом ДК небольшого города заявлен концерт авторов-исполнителей шансона – человека три, что ли, я в том числе. В гостинице скучно, позвонил друзьям, они приехали. В общем, заболтались мы, и чую - к началу концерта не успеваю. Ладно, хоть не мне открывать, вроде, не так бессовестно. На всех парах летим по кривым улочкам на джипарике - два гаишника едва свистки не проглотили, а три кошки, нагло переходящие дорогу в неположенных местах, чуть с ума не сошли. Зато приехали почти вовремя (кстати, ни одно животное при гонках не пострадало, а «чуть» не считается). Ура! Я с костюмами на плече бегу к служебному входу. До сцены - рукой подать. Шажок, ещё шажок, но не тут-то было. За вахтенным столищем восседает такая габаритная очкастая тёха, той, старой ещё закалки - ни проскользнуть, ни проползти мимо неё. Стоп, мол, куды? Я ей – туды, туды, на концерт опаздываю, успеть хотя бы к раздаче гонораров, что ли… Это я шучу так, ну-ну… Логику её загадочную передать в полном объёме нельзя, только с комментариями. Потому что далее следует примерно такой диалог. 
- Ты хто?
- Человек.
- Тем более.
Неожиданная версия. Что значит – «тем более»? Видать, и нечеловеки тут частенько шастают… Лихо! 
Она:
- Нуй?
- Я артист, выступать у вас буду.
- Нуй.
- Пройти бы мне.
- А ты какой артист?
Как ответить ей? Пробую:
- Хороший.
- Да ладны. Всё вы хорошие. Потом за вами стаканов не сочтёшь…
- У меня с собой.
- Чаво с собой?
- Стаканы. Ваших не надо.
- А-а-а…
Открывать явно не спешит, между тем, концерт начался. Звуки доносятся разнообразные, в основном, конечно, сиплые-хриплые – кто-то из шансонщиков запел, пошла волна. А я застрял на входе. Она:
- А чаво за концерт?
- Не знаете? Весь город в афишах, по телеку объявляли, по радио. В вашем ДэКа!
- Мне телек смотреть некогда.
Блин, ещё бы сказала, что читать не умеет. Я говорю:
- Концерт волшебного мира танца. Народов мира.
Нетерпеливо дёргаю дверь – система хитрая, без нажатия кнопки не открывается. Как в застенках РОВД – войти легко, а выйти – хрен… Но мне-то надо войти. По-любому. Она:
- Куды-ы-ы? Фамилиё!
Представляюсь. На её лице – сомнение. Да хоть Киркоровым обзовись – всё равно не поверит. Тётка супит брови:
- Нету таких. 
Опять, думаю, напутали в списках. А ведь фамилия простая, казалось бы. Всего два слога, шесть букв. Нет, точно надо было взять псевдоним. Васю Беспонтовобратковского, например, наверняка куда легче опознают. Но как жить-то с таким погонялом? Нахожу себя в списке - довольно разборчиво начертано, особенно для тех, у кого ещё и очки есть. Тычу пальцем.
- Вот моя фамилия!
- Доку'мент!
Сказано с ударением на второй слог. Вытаскиваю удостоверение помощника депутата ГД РФ. Паспорт с собой не взял, оно мне надо? Тёха свирепеет:
- Нам здесь оне не указ!
Кто «оне»? Может, думаю, не в России живёт? Город, вроде, российский. ДК, стало быть, тоже. А вот она, видать, из Китая. Да-а-а, а нервы-то не железные:
- Открывайте, иже еси на небеси! Там выступление началось, мой номер следующий!
- А ты, значить, пляшешь?
- Да! Пляшу латинскую и американскую народную чечётку, ля, под губную гармошку, ля, с употреблением кастаньет, ля.
Она удивлена. Матерок не заметила, а незнакомое слово – поди ж ты.
- Чаво – «кота нет»?
- Кастаньет! Кастаньеты - это народный музыкальный такой инстру'мент (я тоже с ударением на второй слог, чтоб ей понятней было), ну, допустим, на контрабас похожий.
Долго объяснять. Но,блин, кажись, лоханулся. Вдруг сейчас спросит – а где, мол, контрабас? Уж его-то она могла где-либо видеть. Ладно, скажу, что уже занесли. Или что сломался по дороге, детишки в поезде украли... Мало ли. Да всё что угодно могло случиться! Тётка размышляет. Долгая нерекламная пауза.
- А-а-а… Плясунов я люблю. Приезжали тут в другой раз…
Эх, мне ещё воспоминаний о Махмуде Эсамбаеве не хватало. Танец с саблями, ля. Папаха, лезгинка, кинжал в зубах… Но вдруг что-то щёлкает, и – о, милость! - дверь поддаётся. Я - бочком, бочком в образовавшуюся щёлочку. Кажись, китайская пытка закончилась. Тётечка мне вслед:
- Иди ужо. Надоел. Лясы тут точит! Вот раньше людя как людя, а счас – кота у них нет! Тожа мне!
Вбегаю в гримёрку. Администратор – в коме, но, накатив соточку коньяка, из неё благополучно выходит. Я рассказываю про вредную вахтёршу, одной рукой развешивая костюмы, другой наливая коньяку. Ещё две-три такие тётушки – и инфаркт с параличом обеспечен. Но главное - до того, как разобьёт паралич, хотя бы одну успеть покусать. Легонько.
Концерт проходит клёво. Даже цветы подарили. Богатый город! Выходим. Чёрт, мимо вахты не пройти! А Цербер на месте:
- Слыхала я енти песни-то. Доча моя поёт, когда махнёт самогонки лишку. А чаво не сплясал-то?
Я почти сквозь стон:
- Кастаньеты забыл, без них никак.
- А-а-а… Ишшо молодой, а ужо склеротик. Кота у него нет! Забыл!!!
Хамить нет сил. Да и надо ли? Они - вахтёрши такие - забуреть не дают. На нерве держат. Всё, бегом от паралича! Хотел купить потом кастаньеты - не нашёл, а вот губную гармошку зато теперь всегда с собой вожу. Зрительно-звуковые ассоциации попроще. И, говорят, от вахтёрш, ну очень помогает!